Адажио жизни Светланы Колывановой Адажио жизни Светланы Колывановой

В Харьковский академический театр оперы и балета им. Лысенко я спешила на встречу с балериной, прославившей его сцену, — народной артисткой Украины, лауреатом III Международного конкурса артистов балета, а ныне — художественным руководителем балетной труппы Светланой Колывановой.

Па-де-де с Теодором Попеску

Мы сидим в крохотной грим-уборной на четвертом этаже возле сцены. Примостившись в глубоком кресле, разглядываю «декорации»: на стене за моей спиной и справа, на шкафу — балетные пачки: белые, красная, сиреневая

— Похоже на гипюр

— Нет, это нейлоновый тюль. Первая моя пачка из тюля была пошита в мастерской Большого театра в 1966 г. перед поездкой на III Международный конкурс в Варне. После войны пачки делались из накрахмаленной марли, причем использовался желатин, что делало их весьма тяжелыми.

— По всей видимости, красная пачка — это Китри из балета «Дон-Кихот».

— А сиреневая — Медора из «Корсара». Мы с Теодором Попеску много лет танцевали па-де-де из этого балета на концертах по всему Союзу и за рубежом. Сегодня Теодор Константинович — педагог-репетитор в театре и старший педагог отделения классической хореографии в Харьковском училище культуры.

— В 2005 г. вы отметите 45-летие супружества и совместного творчества. А как все начиналось?

— У Теодора не было мечты стать танцовщиком. В Румынии в семье его родителей было 8 детей. Когда Теодору исполнилось 7 лет, родители погибли. Старшие сестры и брат разбрелись кто куда, а он остался с 4-месячным братом Сильвестром на руках. Теодор ухаживал за скотиной, доил корову, стирал, убирал, варил мамалыгу.
Через некоторое время тетка определила мальчиков в детский приют. Затем старшего забрали в батраки, он спал в хлеву с овцами Братья пережили войну, скитались по детским домам. В одном из них был создан духовой оркестр. Теодор, мечтавший играть на трубе, в 1951 г. приехал в Киевское музыкальное училище, однако опоздал к набору. Ему предложили поступить в хореографическое. Но уже через год переростка решили исключить — не справлялся с программой. Педагог Тихомиров воспротивился: «Отдайте парня мне — из него выйдет толк». Интуиция не обманула мастера: Попеску, единственного из выпускников, в 1957 г. пригласили на работу в Киевский театр оперы и балета. В 1959 г. после окончания учебы я тоже была направлена в этот театр. Через год Теодора пригласили работать в Ташкент, мы стали переписываться. (Дружили со студенческих лет.) И вдруг общие знакомые мне сообщили: «Теодор женится». Мы обменялись колкими телеграммами. Ситуацию спасла жена Тихомирова: «Лети в Ташкент — разберитесь в ваших отношениях!» — и протянула мне деньги на билет.
Уже через три дня я возвратилась в Киев законной женой Попеску!

— Вы с супругом переехали в Харьков в декабре 1963 года

— Да, по приглашению дирекции ХАТОБа. Но в ноябре, когда вместе летели в Харьков на гастроли из Ташкента (я уже там работала), самолет промахнулся мимо взлетно-посадочной полосы. Это было в Куйбышеве. Сломалось шасси, завернулось крыло, загорелись баки! И хотя 86 пассажиров и экипаж чудом спаслись, сгорели костюмы, пуанты, все наши вещи. А мы с мужем должны были танцевать главные партии в «Лебедином озере».

— В 1973 г., когда мне довелось впервые увидеть вас на сцене в «Лебедином озере», я плакала от восторга!

— Благодарю.

— Признайтесь — это ваш любимый спектакль?

— У меня не было ни одной нелюбимой роли. (А иначе зачем браться?) И все-таки «Лебединое озеро» всегда было моей путеводной звездой.

— Красочное панно, висящее на стене, вы привезли из Японии?

— В Японии и Китае никогда не были. Это подарок учеников, которые там выступали. Мы с Теодором танцевали на съезде молодых коммунистов в Бельгии, на юбилее газеты «Унита» в Италии Выступали на БАМе в воинских частях и перед новоселами — в неотапливаемых помещениях. Вот газета «Омская правда» за 1969 год — в рамках дней культуры Украины в России в Омске проходил концерт. Обратите внимание на газетное фото: я — в пачке, а зрители — в зимних пальто! Но что интересно: после таких концертов мы не болели. Сказывались мобилизация душевных и физических сил и громадное чувство ответственности.

— Критики и зрители всегда отмечали: на сцене пара Колыванова—Попеску — единое целое.

— Балерина и танцовщик могут одновременно танцевать на сцене, но при этом не будет дуэта. Только когда они дополняют и понимают друг друга без слов, когда имеет место слияние душ, зритель не останется равнодушным. Вот почему мы — единое целое. И я благодарна судьбе за это.

Гранд жэтэ Барышникова

— Светлана Ивановна, на стене — три портрета Майи Плисецкой. Где вы с ней встречались?

— Здесь, в этой комнате, она была около четырех лет назад. Эти два портрета с автографом «Светлане на память» она мне подарила. А на третье фото, висевшее здесь всегда, Майя Михайловна взглянула с любопытством: «Это — я?» — «Нет, это я» Она произнесла: «Молодец. Чувствуешь образ!» Эта оценка великой балерины очень много значит для меня.

— А с Улановой вы общались?

— О да! Когда нас отбирали на конкурс в Варну, пару репетиций со мной и Борисом Акимовым провела Галина Сергеевна. Мне было 25 лет. Я ловила каждое ее слово, нюансы движений и впитывала их как губка. По сей день помню и передаю этот опыт ученикам.

— Но почему — с Акимовым?! (Учеником Мариса Лиепы.)

— В результате отбора на конкурс поехали только артисты Москвы и Ленинграда. Мы с Теодором стали единственными представителями остальных республик СССР, которым удалось преодолеть барьер. Однако по условиям конкурса возраст исполнителей не должен был превышать 26 лет. Теодор же старше меня на 5 лет. Он тогда не встал в позу. Напротив, поступил благородно: готовил Акимова к выступлению в паре со мной.

— В 1966 г. в Варне вы стали серебряным призером конкурса

— Это была первая в истории Украины серебряная медаль, завоеванная артистом балета! В жюри были Галина Уланова, Алексей Ермолаев (народный артист СССР), Алисия Алонсо (Куба), Арнольд Хаске (Англия) и другие «звезды» балета.

— Вам довелось танцевать с солистом Большого театра Марисом Лиепой

— С конца 60-х, когда он впервые приехал в Харьков на гастроли, я танцевала с ним «Жизель» (в том числе и в Риге).

— Еще вашим партнером были Александр Годунов и Михаил Барышников, наделавшие много шума (в разные годы) своим решением не возвращаться в Союз из зарубежных гастролей. Расскажите об этих танцовщиках.

— На гастролях Большого театра в США в 1973 г. мы с Годуновым танцевали фрагмент из балета «Конек-горбунок» — «Океан и жемчужины». В течение месяца, что находились в Нью-Йорке, в «Метрополитен Опера» был аншлаг на каждом спектакле! Мы привезли три программы: «Шопениана», «Дивертисмент» и (по очереди) — «Лебединое озеро», либо «Вальпургиева ночь», либо «Жизель». Выступали в Чикаго, Детройте, Вашингтоне Президент Никсон устроил в нашу честь прием в Белом доме.
К концу третьего месяца всем нам смертельно хотелось домой: во-первых, жутко устали от напряженнейшего графика репетиций и выступлений, во-вторых, мы Америку видели только из окон автобуса, в-третьих, соскучились по родным людям и родной пище. Мечтали о кусочке черного хлеба с селедкой, салате с луком и настоящем мясе. Там мы ели непонятно что Съедаешь громадную порцию чего-то странного, и уже через два часа хочется есть! Что касается Годунова, то в 1973 г. он возвратился из Америки домой. Он не вернулся спустя несколько лет из другой поездки

— Александр Годунов был великолепен в образе Спартака!

— В нем было что-то нордическое: мужественные черты лица, светлые волосы, голубые глаза. Он был классным танцовщиком. Но как личность Александр остался для меня загадкой.

— Они с Барышниковым были разными.

— Очень! Очень разными. С Михаилом мы неоднократно вместе выступали в Москве в концертах.
В 1974 г. «Большой» пригласил меня на гастроли в Канаду и Бразилию. В тот раз в состав группы включили и артистов Ленинградского театра оперы и балета им. Кирова, в том числе Барышникова и народную артистку СССР Ирину Колпакову. Вот рекламный проспект, изданный специально к гастролям: на развороте слева — Михаил в роли Альберта («Жизель»), а справа — я в образе вакханки в «Вальпургиевой ночи». Он обладал феноменальной техникой танца! В нем счастливо сочетались мужская сила и балетная грациозность. А еще он был хорош собой! Он со Стручковой танцевал па-де-де из балета «Дон-Кихот», а с Колпаковой — па-де-де из балета «Щелкунчик». В его поведении не было ничего подозрительного.
После выступления я всегда стою за кулисами и наблюдаю, как танцуют другие. А потом каждое па восстанавливаю в памяти, заново все переживаю И вот что странно: последнее выступление Барышникова я никак не могла восстановить в памяти — как-будто Михаила уже не было на сцене! Теперь я понимаю почему — его душа уже была не с нами!
После концерта нас разбили на две группы: первая поехала в гости в один гостеприимный дом, а вторая — в другой. И каждый из нас полагал, что Барышников находится в составе другой компании. Вернувшись в гостиницу, разбрелись по номерам, и снова никто не заметил отсутствия Михаила. Однако был человек, который его недосчитался и всю ночь не сомкнул глаз, — руководитель делегации. Он все еще надеялся, что утром танцовщик объявится. Ведь в то утро нам предстоял перелет из Торонто в Ванкувер.
Когда самолет приземлился, мы испытали шок, потрясение — все газеты вышли с сенсационной новостью: «Советский артист попросил политического убежища».

— Был еще один «невозвращенец» — самый первый — Рудольф Нуриев. Казалось, для него не существовало земного притяжения — его Корсар парил над сценой!

— В январе 1958 г., когда в Москве проходил смотр хореографических училищ, я увидела Рудольфа Нуриева в образе Корсара. Он был великолепен!

Фуэтэ длиной в 40 лет

— Светлана Ивановна, ваше творческое долголетие достойно восхищения: в последний раз вы вышли на сцену в образе Лебедя Сен-Санса в 2000 г., когда ХАТОБ праздновал юбилей

— Мне было почти 60 лет.

— При том что для балерины определен профессиональный стаж работы 20 лет, вы танцевали в два раза дольше! Вопрос закономерен: благодаря чему?

— Благодаря блестящей школе, которую дали педагоги Алиса Никифорова, Валентина Ефремова, Вера Каминская и балетмейстер Михаил Сатуновский. Мы всю жизнь учимся — каждый спектакль как первый. Я всегда нахожу над чем работать. В нашем искусстве не бывает завершенности — в каждом спектакле появляется дополнительная деталь как возможность открыть новую грат образа. Разве Кармен может быть похожа на Одетту?! Я с большой ответственностью подходила к каждому выступлению. Волнение перед спектаклем должно быть всегда! Другое дело — на сцене. Когда на нее вышел, волнения быть не должно. На сцену выносится все, что наработано в зале тяжким трудом. Вот его-то нельзя показывать ни в коем случае. Следует быть воздушной, трепетной. И с первого мгновения до последнего вести ниточку роли.

— У меня сложилось впечатление, что в последние несколько лет уровень мастерства солистов харьковского балета несколько снизился по сравнению, скажем, с 70-ми годами

— Сейчас идет смена поколений: большие мастера заканчивают творческий путь, а молодежь еще находится в его начале. Что же касается 70-х годов — подмечено верно: в то время здесь солировали выпускники Ленинградского, Киевского и Пермского училищ, которые прославили отечественную школу балетного искусства. В свое время народная артистка СССР Раиса Стручкова, танцевавшая в балете «Дон-Кихот» с Теодором Попеску, была приятно удивлена, обнаружив в «провинциальном» Харькове весьма высокий уровень мастерства солистов.

— Насколько мне известно, ХАТОБ связывает прекрасный творческий союз с училищем культуры

— Да, директор театра Георгий Селихов безвозмездно предоставляет учащимся балетные залы для занятий, а директор училища Владимир Левченко, в свою очередь, наладил процесс обучения таким образом, что студенты принимают активное участие во всех спектаклях театра. Значение этого трудно переоценить.

— Светлана Ивановна, в 2002 г. вам присвоили звание Почетного гражданина города Харькова. Вас узнают на улицах, вашим мастерством восхищаются. Вас с Теодором Константиновичем часто приглашают в жюри творческих конкурсов. Каково быть легендой?

— Слава меня не изменила. Напротив, она накладывает обязательства передавать накопленный опыт молодежи и таким образом приносить театру и родному городу больше пользы.

This entry was posted in Преса про нас. Bookmark the permalink.

Comments are closed.